January 20th, 2014

promo boris_gouts july 1, 2017 14:01 24
Buy for 10 tokens
Попросили для сообщества A Band Apart сделать список лучших фильмов с 2010 по 2017 год включительно, этакий топ-лист из тридцати моих любимых кинолент за указанный срок. Список ранжированный и состоит из трех частей: 5 самых-самых лент, потом еще 10 любимых и, наконец, 15 других лент. Я не очень…
bg-dim

Она любила бриться...

Ludmila Foblova Shave
photo by Ludmila Foblova

Она любила бриться.
Медленно, тщательно. Каждый день. Процесс депиляции ей приносил даже большее удовольствие, чем секс. Она долго выбирала бритву в магазине. Она знала в них толк. Могла по запаху мужской щетины узнать марку пены и геля, которым пользовались ее бойфренды. Она никогда не спала с теми, кто пользовался пеной Gillette для чувствительной кожи, но странную и необъяснимую слабость питала к к Gillette Classic Clean. Только случайность при покупке пенки позволила мне войти в ее спальню. Но гораздо большее удовольствие я испытал утром, когда стал свидетелем ее оргии с бритвой...

Она любила играть в опасные игры со своим розовым бугорком. Иногда даже резала его. Чуть-чуть. И требовала, чтобы я срочно остановил кровь своими губами и языком. В момент, когда ее ноги начинали дрожать, когда живот заливался волнами, она отталкивала меня, включала бритву на вибро и заканчивала свою сталинградскую битву с непонятной страстью к острым вибрирующим предметам.

Ее промежность всегда приятно пахла и была ангельски гладкой. Ничего не бесило ее так сильно, как взросшие волоски. В ванной на зеркале у нее стояли десятки разных кремов и два набора ножниц и пинцетов. Она устроила истерику, когда случайно разбила свое любимое зеркальце на хромированной подставке и не могла аккуратно выбрить анус... Никто и никогда не встречал такой безумной женщины. Иногда мне казалось, что ее настоящее имя Нарциссия.

Где ты сейчас, Маша? и какой пенкой ты пользуешься нынче?..

Collapse )
bg-dim

Евтушенко, любовь и нелюбовь

IMG_5678

Я разлюбил тебя... Банальная развязка.
Банальная, как жизнь, банальная, как смерть.
Я оборву струну жестокого романса,
гитару пополам — к чему ломать комедь!

Лишь не понять щенку — лохматому уродцу,
чего ты так мудришь, чего я так мудрю.
Его впущу к себе — он в дверь твою скребется,
а впустишь ты его — скребется в дверь мою.

Пожалуй, можно так с ума сойти, метаясь...
Сентиментальный пес, ты попросту юнец.
Но не позволю я себе сентиментальность.
Как пытку продолжать — затягивать конец.

Сентиментальным быть не слабость — преступленье,
когда размякнешь вновь, наобещаешь вновь
и пробуешь, кряхтя, поставить представленье
с названием тупым «Спасенная любовь».

Спасать любовь пора уже в самом начале
от пылких «никогда!», от детских «навсегда!».
«Не надо обещать!» — нам поезда кричали,
«Не надо обещать!» — мычали провода.

Надломленность ветвей и неба задымленность
предупреждали нас, зазнавшихся невежд,
что полный оптимизм — есть неосведомленность,
что без больших надежд — надежней для надежд.

Гуманней трезвым быть и трезво взвесить звенья,
допрежь чем их надеть,— таков закон вериг.
Не обещать небес, но дать хотя бы землю.
До гроба не сулить, но дать хотя бы миг.

Гуманней не твердить «люблю...», когда ты любишь.
Как тяжело потом из этих самых уст
услышать звук пустой, вранье, насмешку, грубость,
и ложно полный мир предстанет ложно пуст.

Не надо обещать... Любовь — неисполнимость.
Зачем же под обман вести, как под венец?
Виденье хорошо, пока не испарилось.
Гуманней не любить, когда потом — конец.

Скулит наш бедный пес до умопомраченья,
то лапой в дверь мою, то в дверь твою скребя.
За то, что разлюбил, я не прошу прощенья.
Прости меня за то, что я любил тебя.

1966 (с) Евгений Евтушенко