Борис Гуц: записки кинорежиссера (boris_gouts) wrote,
Борис Гуц: записки кинорежиссера
boris_gouts

Category:

Арбузные корки. Книга в продаже. 18+



В издательстве "ИЛ-MUSIC" вышла книга "Арбузные корки". Когда я закончил снимать одноименный фильм, у меня появилось четкое, почти параноидальное ощущение, что я сказал не всё. Кино ограничено хронометражем, а потому не способно вместить в себя все истории, все судьбы героев, о которых я хотел рассказать. В феврале 2016 года я сел в кафе, открыл ноутбук, включил в наушниках первый альбом KORN и начал вспоминать. В итоге получился сборник рассказов со сквозными героями, трое из них есть в фильме. Это ода моим друзьям, моему поколению, которые были в 90-х годах наивными подростками, выжили, но доросли до наших дней с покемонами вместо сердец. Имена изменены, но суть жизни осталась. В голове номер кредитки вместо основ геометрии, "Лабутены" вместо Пушкина, вибратор вместо члена и так подозрительно много пустых страниц в паспорте для одного счастливого брака...


Паша и Маша. 15 лет

     Мать долго искала очки, затем медленно протирала стекла, хитро улыбалась.
— Давай, давай, показывай невесту! А то Люська все уши просвистела: у Паши девушка, у Паши девушка! Где невеста?
      Паша долго копался в рюкзаке, всем видом демонстрируя, что найти фотографию не может. Маша — девушка симпатичная, но мало ли... У матери всякое бывает. У нее Софи Лорен — то красивая, то страшная. А с телеведущей Митковой вообще беда. Была любимицей, а как отец однажды назвал ее Танюшкой, так все — грымза и дура, переключи канал!
— Ну, и которая? — мать фокусировала взгляд, поправляла очки, водила пальцем по Пашиным одноклассникам.— Ха-ха! Это Карасев так вымахал? Ну и рожа. Весь в мамашу. А это кто?
— Новенький. Из девятого «бэ».
— Шлю-шин-ский.— мать сделала ударение на первом слоге.— Не знаю такого. Где невеста? Эта?
— Нет.
    Три месяца Паша держал свою первую любовь в секрете. Люська, младшая сестра, давно все знала, пришлось платить ей за молчание конфетами, но и она не сдержалась, когда застукала Пашу с пеной на бороде: «Жених на свадьбу бреется!» Так мать и просекла.
— Которая наша?
— Вот.
— Где? Пальцем ткни.
    Паша показал. Мать прищурилась, отпрянула.
— Боже мой! Пашенька! Она же шалава!
— Мама...
— Господи, боже мой! Ну откровенная же! Люська,
посмотри!
    Сестра засмеялась. Мать еще раз пригляделась и добавила:
— Печати ставить некуда!
— Фотография плохая.
    Паша забрал снимок, запихнул его в рюкзак и стал обуваться. Мать сняла очки и внимательно наблюдала за сыном. Паша глаза не поднимал. Обиделся. Хотел сказать что- нибудь гадкое. Но сдержался. Спасла ситуацию Люська.
— Мама, а у меня пятерка по природоведению!
— Врешь! Показывай.
    Паша громко хлопнул дверью. Сбежал по лестнице. Отошел за угол дома и только там выругался. Ударил кулаком по стене, больно поцарапался о кирпич, выматерился еще раз.
— Это Софи Лорен шалава. Че сразу Маша-то?..
    Паша давно решил, что девушка у него вполне себе ничего, хотя грудь маленькая и ноги буквой «о». Друзья посмеиваются, да и сам Паша отворачивается, но, когда идешь рядом с ней, пофигу, не видно. И вообще! Грудь должна помещаться в ладошке, так недавно в «Спид-инфо» написали. Так что все в порядке. Он ведь и сам не красавец: нос горбинкой, мускулы надо подкачать. Но зато член уже почти 14 сантиметров, вчера линейкой замерял, так что зашибись. И сегодня он станет мужчиной, если, конечно, Маша опять не заартачится. Но вроде обещала.
— Ну че, сколько у нас денег? — спросила Маша в парке.
— Хватает!
— Хочу гамбургер.
— С морковкой?
— Не-е-е. Давай с котлетой. И пепси. А презики?
— В аптеке у твоего дома купим.
    Маша сморщилась.
— Нет. Давай в магазине. Не хочу около дома.
— Давай.
    Шли по улице, смеялись, целовались. Маша ела гамбургер, давала откусить Паше, запивали колой. Каникулы только начались, а солнце уже жарило, как в тропиках. Подмышки чесались. «Надо будет в душ не забыть»,— ду- мал Паша, пока целовал свою девушку и говорил ей на ухо глупости. Зашли в магазин, купили «Искорку». Не вино, конечно, а винный напиток с яблочным вкусом, но дешевый и голову сшибает отлично.
— Восемнадцать лет есть? — спросила продавщица.
— Конечно. Я же у вас каждый день покупаю.
— И что?
— Ну, девушка, я паспорт дома оставил. Пачку «Бонда» еще. И презервативы, вон те.
— Взрослый какой!
    Продавщица отдала бутылку и сигареты. Долго копалась под прилавком, искала презервативы.
— Эти?
— Нет. Красные с иероглифами.
    Покрасневшая Маша стояла в стороне, но все же подошла, толкнула Пашу в бок и тихо прошептала.
— Чипсы еще давай. Буратино.
— И будьте добры, еще чипсы. Вон те. В коробке.
    Схема и маршрут были продуманы заранее. Выпивают полбутылки в подъезде на верхнем этаже. Там же съедают чипсы. Спускаются к Маше домой. Два часа на потрахаться, пока родители на работе. Потом допивают «Искорку», отмечают.
    В ванной комнате хмельной Паша долго намыливал член, промежность, подмышки, улыбался себе в зеркале, предвкушал. Все друзья уже потеряли девственность. Гордились этим. Подшучивали над Пашей. Но все, хватит! Больше никакой порнухи. Зачем еще девушка нужна, если не трахаться каждый день?
— Презерватив где?
— Вот.
    Маша взяла коробку, раскрыла. Взяла ножницы, аккуратно отрезала. Паша сидел голый на кровати, ерзал, член стал мягче, повис.
— Маша, ну давай уже. Ты меня сбиваешь.
— Ой, а чего это?
    Маша присела, облизнула языком. Через секунду Паша был готов. Маша довольно хмыкнула и протянула презерватив.
— Давай надевай. Только осторожно.
    Паша надел. Член в красном латексе угрожающе возвышался над черными волосами. Паша улыбнулся, хотел пошутить, но Маша укоризненно взглянула и стала внимательно рассматривать. Разглаживала складочки, тихонько дула, мешочек на головке светился готовностью принять в себя миллион сперматозоидов. Маша посмотрела скептически.
— Ну вроде все в порядке?
— В порядке, в порядке. Давай, ложись.
    Три месяца Паша уламывал свою девушку, но Маша постоянно находила причину отказать. Они давно перешли к стадии орального секса, он даже кончал ей в рот, от чего мозги становились ватными, мысли тупыми, и домой Паша возвращался самым счастливым парнем на районе. Осознание своей крутости позволяло Паше в разговоре с друзьями снисходительно кивать, молчать и думать про себя: «Да, я девственник, зато мы ТАКОЕ с ней делаем, что вам, лохам, и не снилось!» Практически животный ужас Маши перед обычным, классическим соитием не был страхом дефлорации. Крови она не боялась. К боли была также равнодушна.
— Меня отец убьет, если я забеременею! Ты же знаешь!
    Старшую сестру Людмилу, залетевшую на первом курсе института, отец избил так, что на аборт она отправились только через неделю. Все это время Маша спала с сестрой, мазала ее синяки бодягой, вместе плакали, вместе ненавидели. Из больницы Людмилу забирала тоже Маша. Отец не пошел, матери запретил. Только справку потребовал.
— Давай сбоку! — приказала Маша.
— Я сверху хотел.
— Так в попу не удобно.
— Что?
    Паша сел, отодвинулся к стенке. Маша улыбалась. Достала из-под кровати крем для рук, выдавила, намазала себе между ягодиц. Потянула Пашу.
— Давай в попу. Тебе же все равно.
— Ты уверена? Больно будет.
— Не важно. Давай. Ты же хочешь!
— Но почему? Я же в презервативе.
— Давай, милый.
    И принялась тереть рукой мошонку Паши. Дополнительного приглашения не понадобилось. Паша вошел аккуратно. Только головкой. Маша сжалась, зажмурилась.
— Тихо, тихо, тихо.
    Застонала от пронизывающей боли. Паша целовал ее шею, мочки ушей, плечи.
— Я осторожно.
— Не двигайся пока. Я привыкну.
    Они лежали неподвижно пару минут. Паша время от времени напрягал член внутри Маши, она стонала, сперва от боли, но затем привыкла. Вроде бы даже понравилось, Паше хотелось в это верить. Он начал двигаться. Было приятно. Было невероятно! Паша рисовал в голове всякие противные картинки, думал о котлетах, грязных носках, даже о маме в ночнушке, но все равно кончил быстро.
— Вынимай осторожно! — скомандовала Маша.
— Постой...
— Что?
— Тут такое дело...
    Маша вскочила, посмотрела вниз. Член дергался в белой пене. Разорванный презерватив болтался на яйцах.
— Твою мать! — закричала Маша и закрыла лицо руками.
    Она схватила одеяло и стала нервно вытирать себя между ног. Матерясь и проклиная Пашу, умчалась в ванную, долго мылась. Паша лежал счастливый. Вскоре Маша вернулась. Хлопнула дверью.
— У тебя деньги еще остались?
— Нет...
    Маша старалась не смотреть в сторону Паши. Опухшая от слез, злая, некрасивая, она быстро собиралась, натягивала трусы и майку, схватила первую попавшуюся юбку.
— Одевайся давай! Чего разлегся?!
— Я хотел сказать... Спасибо тебе.
— Что, блядь, спасибо?! Ты охренел? Вставай, пошли в аптеку.
— Куда?
— На муда! «Постинор» покупать.
— Ты о чем?
— Это таблетка такая. Чтоб не залететь.
    Паша стал одеваться, мысленно листая журнал «Спид-инфо». Он точно помнил статью про эти таблетки, но вни- мание отвлекал другой факт.
— Маша, ну я же не кончил в тебя. Мы же в попу...
— И что? Думаешь, твоя сперма не попала в меня?
— Сомневаюсь.
— Ты сомневаешься?
— Да, я читал.
— Читал он! А мне потом аборт делать! Знаешь, сколько девчонок вот так залетает?!
— От анального секса?
— Фу, Паша. Ненавижу это слово. Вставай!
    Они шли молча. И быстро. Вино плескалось в бутылке. Паше очень хотелось достать вино из рюкзака и выпить все, что осталось, большим глотками. Нажраться и забыться. Счастье было совсем рядом, он чувствовал его, жил им, горел им. А теперь вся эта беготня. Зачем? Почему? Сил спорить не было. Пусть делает что хочет. Истеричка!
Маша купила таблетку на свои деньги. Вышла из аптеки, прошипела:
— Вот тебе мой подарок на день рождения!
    Они сидели на веранде в детском садике. Маша проглотила таблетку, отказалась запивать «Искоркой». Разревелась. Долго читала инструкцию. Паша отговаривал покупать вторую. Ругались. Мирились. Вино заканчивалось. Паше стало совсем все равно. Он проводил Машу до дома. Потом допил вино, бросил в стену, бутылка разбилась, с балкона первого этажа залаяла собака.
    Возвращаясь домой, Паша увидел Федю. Звезда школьных дискотек, он шел с репетиции: за спиной чехол с гитарой, в руках пиво. Паша увязался за ним.
— Пиво будешь? — спросил Федя.
— Буду.
— Пойдем в магазин тогда.
— У меня денег нет.
— Я куплю.
    Федя был старше на пару лет, учился в выпускном классе, курил «Мальборо», гулял со взрослыми девчонками, пел на английском матерные песни про секс и наркотики. Паше хотелось ему все рассказать. Похвастаться. Спросить совета. Но, когда вышли из магазина и устроились на заборе у дома, Федя сам начал разговор:
— Ты чего такой затраханный? Случилось чего?
— Затраханный? — Паша засмеялся.— Есть немного.
— Держи пиво. Рассказывай.
    Паша смотрел на бутылку, молчал, а потом спросил:
— «Постинор» — сильно вредная штука?
— Ха-ха! Понятно все с тобой. Ну, чувак, поздравляю! Выпили таблетку?
— Да.
— Ну и хорошо. То есть, ничего хорошего в этом нет. Завтра у нее месячные начнутся. Зато никакого ребенка. Но вы этим делом не увлекайтесь. Вредная херня. Гондонами лучше пользуйся. В этом нет ничего зазорного.
    Солнце уже зашло. Дети спрятались по домам. В окнах зашевелились силуэты женщин в домашних халатах. От пива Паше стало только хуже: гадко на душе, холодно в ногах. Сильно опьянел, и голова кружилась вертолетом. Недалеко от парней остановилась дорогая машина, фары высветили Пашу и Федю, они стали как на ладони.
— Вот черти. Менты не менты?
— Это Кристина Хомякова со своим мужиком, соседка моя... — ответил Паша.
— Да ладно?! Нормальная такая тачка.
— Они каждый вечер тут стоят, целуются.
    Высокая блондинка с длинными ногами вышла из автомобиля, продефилировала мимо парней и пошла к подъезду. Федя долго смотрел девушке вслед.
— С такой задницей она далеко пойдет. Это у нее брат в Чечне погиб?
    Паша кивнул и большими глотками допил пиво. Голова кружилась. Хотел уже домой пойти, но достал из рюкзака фотографию, показал Машу. Федя долго рассматривал ее в свете зажигалки, улыбался.
— Ну ничего такая. Но дура.
— Я вообще-то люблю ее.
— Бывает. С этой любовью всегда все через жопу. Привыкай.

(с) Борис Гуц "Арбузные корки"
Издательство "ИЛ-MUSIC"



Тираж ограниченный. Если вы хотите прочитать книгу целиком, то за 300 рублей ее можно купить онлайн. Для этого пишите на почту molohstudio@yandex.ru (с темой - Купить Книгу). Москвичи могут получить книгу от автора при личной встрече. Всем остальным - молиться на Почту России.

"Арбузные корки" в кино с 10 ноября, на ТНТ - 9 декабря.





Tags: СНЯТО АрбузныеКорки, житие-мое, книга моя, литература
Subscribe

Posts from This Journal “СНЯТО АрбузныеКорки” Tag

  • Фильм "Арбузные корки" онлайн (18+)

    Год назад во время премьеры на ТНТ фильм "Арбузные корки" посмотрело чуть более миллиона зрителей. Еще пара сотен тысяч весной во время…

  • Порнохаб о России

    Нет, конечно, геи-карлики - это не то, что в тайне от своих женщин смотрят наши мужчины. Однако показатели, опубликованные сайтом PORNHUB, весьма…

  • Трахни меня, а я расскажу про папу!..

    "Как вы придумываете все эти странные диалоги о сексе? - спросил меня один зритель на премьере фильма "Арбузные корки". - Такое чувство, что…

promo boris_gouts july 1, 2017 14:01 24
Buy for 10 tokens
Попросили для сообщества A Band Apart сделать список лучших фильмов с 2010 по 2017 год включительно, этакий топ-лист из тридцати моих любимых кинолент за указанный срок. Список ранжированный и состоит из трех частей: 5 самых-самых лент, потом еще 10 любимых и, наконец, 15 других лент. Я не очень…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments

Posts from This Journal “СНЯТО АрбузныеКорки” Tag

  • Фильм "Арбузные корки" онлайн (18+)

    Год назад во время премьеры на ТНТ фильм "Арбузные корки" посмотрело чуть более миллиона зрителей. Еще пара сотен тысяч весной во время…

  • Порнохаб о России

    Нет, конечно, геи-карлики - это не то, что в тайне от своих женщин смотрят наши мужчины. Однако показатели, опубликованные сайтом PORNHUB, весьма…

  • Трахни меня, а я расскажу про папу!..

    "Как вы придумываете все эти странные диалоги о сексе? - спросил меня один зритель на премьере фильма "Арбузные корки". - Такое чувство, что…